Piplz.ru - Сайт о людях и для людей!
Сайт о людях - биографии знаменитостей, статьи, новости.
Навигация
Меню
Разделы сайта
Опросы
Какая информация на сайте Вас заинтересовала?

Фотографии знаменитых людей
Биографии исторических личностей
Биографии современных знаменитостей
Новости из жизни публичных людей

  Поиск



хостинг от .masterhost

Рейтинг@Mail.ru


Цицерон - биография, факты из жизни, фотографии, справочная информация.


ЦИЦЕРОН (Cicero) Марк Туллий (106-43 до н. э.), римский политический деятель, оратор и писатель. Сторонник республиканского строя. Из сочинений сохранились 58 судебных и политических речей, 19 трактатов по риторике, политике, философии и более 800 писем. Сочинения Цицерона — источник сведений об эпохе гражданских войн в Риме.




ЦИЦЕРОН Марк Туллий (Cicero Marcus Tullius) (3 января 106, Арпина— 7 декабря 43 до н. э., близ Кайеты, ныне Гаэта), римский оратор, теоретик красноречия и философ, государственный деятель, поэт, писатель и переводчик. Сохранившееся наследие состоит из речей, трактатов по теории красноречия, философских сочинений, писем и стихотворных отрывков.

Биографические сведения

Уроженец городка Арпина (120 км к югу-востоку от Рима) из семьи всадников, Цицерон с 90 г. живет в Риме, обучаясь красноречию у правоведа Муция Сцеволы Авгура. В 76 избирается квестороми отправляет магистратские обязанности в провинции Сицилия. Как квестор, исполнивший свою магистратуру, становится членом сената и проходит все этапы сенатской карьеры: в 69 — эдил, 66 — претор, 63 — консул. В качестве консула подавил антисенатский заговор Катилины, получив в виде признания своих заслуг почетное звание Отца Отечества (впервые в истории Рима присвоенное не за воинские подвиги). В 50-51 — наместник провинции Киликия в Малой Азии.

Начиная с 81 и на протяжении всей жизни с неизменным успехом выступает с политическими и судебными речами, стяжав репутацию величайшего оратора своего времени. В качестве наиболее известных речей могут быть названы: «В защиту Росция из Америи» (80 г.), речи против Верреса (70), «В защиту поэта Архии» (62), четыре речи против Катилины (63), «Об ответе гаруспиков», «О консульских провинциях», в защиту Сестия (все три — 56), тринадцать речей против Марка Антония (так называемые Филиппики) — 44 и 43.

С середины 50-х гг. Цицерон все больше погружается в занятия теорией государства и права и теорией красноречия: «О государстве» (53 г.), «Об ораторе» (52), «О законах» (52). После гражданской войны 49-47 (Цицерон присоединился к сенатской партии Гнея Помпея) и установления диктатуры ЦезаряЦицерон вплоть до конца 44 живет в основном вне Рима на своих сельских виллах. Эти годы характеризуются особым подъемом творческой активности Цицерона. Помимо продолжения работы над теорией и историей красноречия («Брут», «Оратор», «О наилучшем виде ораторов», все три — 46), он создает основные сочинения по философии, среди которых наиболее важны и известны «Гортензий» (45 г.; сохранился в многочисленных извлечениях и отрывках), «Учения академиков» и «Тускуланские беседы» (все — 45 г.); к 44 г. относятся два произведения особого жанра — «Катон, или О старости» и «Лелий, или О дружбе», где Цицерон создал идеализованные и стоящие на грани художественного изображения образы духовно ему особенно близких великих римлян предшествующего века — Катона Цензория, Сципиона Эмилиана, Гая Лелия.

В марте 44 был убит Цезарь; в декабре Цицерон возвращается в Рим, чтобы попытаться убедить сенат защитить республиканский строй от наследников диктатуры Цезаря — триумвиров Октавиана, Антония и Лепида. Речи и действия его оказались безуспешны. По настоянию Антония имя его было включено в проскрипционные списки, и 7 декабря 43 Цицерон был убит.

Основные проблемы творчества

Происхождение из небольшого италийского муниципия, где с незапамятных времен был укоренен род Туллиев, явилось биографической основой для развитого Цицероном в трактатах «Об ораторе» (I, 44) и «О законах» (II, 5) учения о «двух родинах»: у каждого римского гражданина две родины — по месту рождения и по гражданской принадлежности, и «родина, которая нас произвела на свет, нам не менее дорога чем та, которая нас приняла». Здесь нашел себе отражение капитальный факт истории и культуры античного мира: сколь бы ни были обширны позднейшие государственные образования, монархии или империи, социально и психологически реальной исходной ячейкой общественной жизни оставался продолжавший жить в их составе город-государство — гражданская община («Об обязанностях» I, 53). Поэтому республика Рима, охватившая ко времени Цицерона огромные территории, не исчерпывалась для него своим военно-политическим и государственно-правовым содержанием. Он видел в ней форму жизни, интенсивно переживаемую непосредственную ценность, а ее основой считал солидарность граждан, способность каждого, поняв интересы общины и государства, поступать в соответствии с ними. Все дело было в том, чтобы эти интересы им правильно объяснить, доказать и убедить силой слова, — красноречие было для Цицерона формой духовной самореализации, залогом общественного достоинства гражданина, политического и духовного величия Рима (Брут, 1-2; 7).

К вершинам красноречия вели два пути. Один состоял в служении словом государству и его интересам на основе бескорыстной им преданности, гражданской доблести (virtus) и обширных познаний в политике, праве, философии (О нахождении материала I, 2; Об ораторе III, 76); другой путь состоял в овладении формальными приемами, которые позволяли оратору убедить любую аудиторию принять нужное ему решение (О нахождении материала I, 2-5; Об ораторе 158; речь в защиту Клуэнция 139); искусство этого последнего рода обозначалось в Риме греческим по происхождению термином риторика.Стремление Цицерона соединять в обучении оратора, как и в любом обучении вообще, высокое духовное содержание с практическими приемами обеспечило ему важное место в теории и истории педагогики. Однако, в конкретных условиях Древнего Рима обе эти стороны дела становились все менее совместимы: кризис республики в 1 веке, приведший к замене ее империей, как раз и состоял в том, что ее политическая практика все яснее оказывалась ориентирована на интересы лишь правящей верхушки города Рима и приходила во все более острый конфликт с интересами развития государства в целом и с его консервативной системой ценностей. Нравственная перспектива, с одной стороны, и обеспечение непосредственных интересов, будь то государственного руководства, клиента в суде или своих личных, с другой, находились в постоянном и углубляющемся противоречии, а единство virtus и политической — даже шире: жизненной — практики все больше раскрывалось как черта не реального, а идеального Рима, как его художественно-философский образ.

Все узловые моменты деятельности Цицерона и его творчества, равно как восприятие его последующими веками, связаны с этим противоречием.

Моральный кодекс Римской республики основывался на консервативной верности традициям общины, на законности и праве и уважении к успеху, достигнутому на их основе. Цицерон стремился быть верным этой системе норм и как государственный деятель и оратор неоднократно ей следовал. Но верный кодексу сенатской знати, которая все отчетливей стремилась — и с большим успехом — использовать этот кодекс в свою пользу, Цицерон столь же часто обращался и к чисто риторическим приемам и строил речи в защиту не моральных норм, а выгоды: см. согласие выступить двумя годами раньше заговора Катилины в его же защиту, речь в защиту бесспорно преступных Гая Рабирия или Анния Милона и др. Эта непоследовательность ставилась ему в вину и рассматривалась как основополагающая его черта гуманистами Возрождения и учеными историками 19 века (Т. Моммзен и его школа).

На фоне практической деятельности политика и судебного оратора в Цицероне жила и нарастала потребность в преодолении указанного коренного противоречия. Одним из путей было для Цицерона постоянное обогащение своей теории красноречия греческой философией, а римской традиции и системы ценностей в целом — духовным опытом Эллады. Он трижды подолгу живал в Греции, много переводил с греческого, постоянно ссылается на греческих мыслителей, называет Платона «нашим божеством» (Письма к Аттику IV, 16), видит достоинство римского магистрата в его способности руководствоваться в своей деятельности практическими интересами сенатской республики, но в то же время и философией (письмо к Катону, январь 50 г.), «а так как смысл и учение всех наук, которые указывают человеку верный путь в жизни, содержится в овладении той мудростью, которая у греков называется философией, то ее-то я и почел нужным изложить на латинском языке» (Тускуланские беседы I, 1). Содержанием сочинений Цицерона в 40-е гг. становятся политика и красноречие особого рода — насыщенные философией и правом, становятся образы Рима и римлян былых времен, суммирующие в идеализованном виде духовные традиции греко-римской античности. В годы гражданской войны и диктатуры эта идейная позиция окончательно раскрывалась как независимая от жизненной практики норма культуры, (Письма к Аттику IX, 4, 1 и 3; «Катон» 85; «Лелий» 99 и 16), но призванная в ней жить и ее корректировать. Эта сторона мысли и деятельности Цицерона стала в 20 в. основой в оценке и исследовании его наследия (после появления коллективной статьи о нем в «Реальной энциклопедии по изучению классической древности» Паули-Виссова (1939) и работ, на ней основанных.