Piplz.ru - Сайт о людях и для людей!
Сайт о людях - биографии знаменитостей, статьи, новости.
Навигация
Меню
Разделы сайта
Опросы
Какая информация на сайте Вас заинтересовала?

Фотографии знаменитых людей
Биографии исторических личностей
Биографии современных знаменитостей
Новости из жизни публичных людей

  Поиск



хостинг от .masterhost

Рейтинг@Mail.ru


Панин Никита - биография, факты из жизни, фотографии, справочная информация.


Панин Никита Иванович (1718-83), граф, российский государственный деятель и дипломат, почетный член Петербургской АН (1776). Брат П. И. Панина. С 1747 посланник в Дании, Швеции. Участник дворцового переворота 1762. Воспитатель Павла I. В 1763-81 руководил Коллегией иностранных дел. Автор конституционных проектов.




Панин Никита Иванович [18 (29) сентября 1718, Данциг, ныне Гданьск — 31 марта (11 марта) 1783, Санкт-Петербург], граф, российский государственный деятель, дипломат.

Детство и начало карьеры

Детские годы Панина прошли в г. Пернове (ныне Пярну, Эстония), комендантом которого был его отец. Никита Иванович был записан в лейб-гвардии Конный полк и к 1740 уже имел звание корнета. Он отличался красивой внешностью, был вхож в лучшее петербургское общество и пожалован придворным чином камер-юнкера.

Начало дипломатической карьеры

В середине 1740-х годов ходили слухи о том, что Панин боролся с А. Г. Разумовским за расположение императрицы Елизаветы Петровны и, согласно легенде, не одержал верх лишь из-за своей широко известной лени, проспав назначенный час свидания. Быть может, потому, что сражение было проиграно, Никите Ивановичу пришлось сменить военный мундир на кафтан дипломата: в 1747 он отправился сперва в Данию, а затем посланником в Швецию. В Стокгольме фактически сформировалось его мировоззрение: он стал сторонником конституционной монархии, проникся идеями Просвещения и пришел к выводу, что внешнеполитические интересы России требуют противодействия английскому влиянию на Балтике.

Государственная и политическая деятельность

Панин оказался способным дипломатом и мог бы многого достичь на этом поприще, если бы не то обстоятельство, что он пользовался покровительством канцлера А. П. Бестужева-Рюмина. Когда же в 1758 последнего постигла опала, а внешняя политика страны стала меняться, то Панин попросился в отставку. Но императрица, по-видимому, не забыла своего бывшего ухажера и в 1760 Никита Иванович был неожиданно назначен воспитателем великого князя Павла Петровича (будущего императора Павла I).

В роли педагога

За новое дело Панин взялся ревностно и охотно. Он надеялся, что сможет привить наследнику российского престола собственные политические взгляды и воспитать из него идеального государя. Поначалу все складывалось именно так, как задумал Панин: ученик оказался способным и восприимчивым и уже вскоре воспитатель и воспитанник искренне привязались друг к другу. Но прошло совсем немного времени и с воцарением в 1761 Петра III будущее великого князя сделалось туманным и неопределенным.

Государственный переворот

Панин принял активное участие в подготовке переворота в пользу Екатерины II, рассчитывая привести ее к власти лишь в качестве регентши при малолетнем Павле. По одной из существующих версий, именно Панин был организатором убийства Петра III. Новая императрица щедро наградила Панина, сделав его тайным советником, сенатором и одним из ближайших своих сотрудников. Екатерина II считала Никиту Ивановича «самым смышленым и самым ревностным человеком» своего двора. Однако, ценя и уважая Панина, императрица расходилась с ним во взглядах на то, каким должно быть ее правление.

Отклоненный проект

В 1762 он составил проект «Манифеста об учреждении императорского совета и разделении Сената на департаменты». Выступая сторонником монархического строя, Панин, однако, предлагал ограничить его жесткими законодательными рамками в духе идей просветителей. Гарантом от деспотизма должен был стать императорский совет со значительно более широкими функциями, нежели аналогичные органы предшествующего времени. Екатерина сперва приняла панинский проект, однако увидев, что его автор не представляет никого, кроме самого себя, предала его забвению. Она однако согласилась со второй частью проекта относительно Сената, и в 1763 в соответствие с ним была осуществлена сенатская реформа.

Незаменимый дипломат

Вместе с тем опыт Панина был необходим императрице в другой сфере — внешнеполитической. На протяжении почти двадцати последующих лет он был ее главным советником в этой области и фактическим руководителем российской внешней политики, получив в 1763 и официальную должность старшего члена Коллегии иностранных дел. На этом посту Панин прослыл человеком мягким, добрым и честным, что вовсе не исключало его искусности как дипломата. Иностранные послы замечали, что, беседуя с добродушным и знаменитым своей ленью Никитой Ивановичем, нетрудно было забыть, что говоришь с первым министром императрицы и потерять необходимую осторожность. В силу его характера ему трудно было сказать «нет», но его «да» далеко не всегда означало действительное согласие. К тому же, в отличие от своих предшественников, Панин был неподкупен, т. е. не брал взяток, что для того времени было немалой редкостью. Во внешней политике он придерживался своих прежних воззрений. Панин выступал за сближение с Пруссией, способствовал избранию на польский трон Станислава Понятовского и был инициатором создания так называемой «Северной системы» — союза балтийских государств, который должен был обеспечить равновесие сил в Европе при первенствующем положении России.

В 1765 Панин разработал и заключил договор с Данией, в 1766 — торговый договор с Англией. С изменением направленности русской внешней политики после русско-турецкой войны 1768-74 и с ростом власти Г. А. Потемкина влияние Панина на принятие решений стало ослабевать. Последним существенным его вкладом в нее стала «Декларация о вооруженном нейтралитете 1780», принятая во время войны северо-американских колоний за независимость от Англии. В 1781 Панин отошел от дел. В истории России он остался как один из талантливейших дипломатов, немало сделавший для успехов ее внешней политики.

Признание современников

Казалось бы, положение фактического министра иностранных дел при крупнейшем европейском дворе, принесшее ему в 1767 даже графский титул, должно было полностью удовлетворять честолюбие Никиты Ивановича. Тем более что всем было ясно, что это его положение обеспечивается не «случаем», не особым фавором со стороны императрицы, а исключительно знаниями и личными заслугами. Но Панин был не таков. Он не забывал своих убеждений и идеалов и, не вступая в открытую борьбу, не оставлял надежд на воплощение своих планов. Так, известно, что совместно с Д. И. Фонвизиным он работал над неким конституционным проектом, который, возможно, собирался реализовать, когда Павел достигнет совершеннолетия. Считалось, что, когда это произойдет, Екатерина отречется от престола в пользу сына. Но в планы императрицы подобный шаг не входил и, как только великий князь стал совершеннолетним, служба при нем Никиты Ивановича закончилась. Впрочем, теплые отношения между ними сохранялись и впоследствии: Павел сидел у постели умирающего Панина в 1783. Сохранились записи великого князя, сделанные во время этих последних бесед со своим наставником. Из них следует, что будущий император спрашивал у Панина совета относительно мер, которые нужно будет предпринять, придя к власти.